Поэзия и проза 2015г

 

П О Э З И Я

 

Голиков Валерий,

Ярославская область, Гаврилов-Ямский район,

д. Бели

Октябрь

Октябрь. Какая многоликость!

Какая гамма сложных чувств.

Восторг! И будущего дикость.

Старт революционных буйств.

Сбывались чаяния аскетов.

Холодным солнцем на штыках

Встречала утро власть Советов

В засаленных трудом портках.

Октябрь семнадцатого года.

Стук каблуков по мостовым,

Осатаневший рёв народа

По всем дорогам столбовым.

По всей России окаянной

Следы лаптей, следы сапог

Толпы от возбужденья пьяной,

Зрил на кресте распятый бог.

И глас его из поднебесья

Набатом звонниц вековыхГудел народу: «Здесь я, здесь я, Нет в вере заповедей злых».

И чавкать грязь переставала.

Люд, осенив себя крестом,

Не пал на землю, как бывало,

Впервые встав перед Христом:

«Мы наш, мы новый мир построим, Бой революции врагам». –

Народ крушил земли устои,

И храмы падали к ногам.

И закипел безумный, страшный,

Родни не ведающий бой,

Мир расколов на бело-красный

Кроваво-чёрною бедой…

В глаза пришедших поколений

Ещё глядят останки дней

Из окон княжеских имений,

Гниющих в гущах тополей.

Абрамова Татьяна,

прихожанка храма Успения Пресвятой Богородицы,

Калужская область, Боровский район,

с. Ворсино

Памяти великого князя Олега Константиновича Романова

Бабы, детишки застыли.

Холоден маленький пруд.

К первой недолгой могиле

Юного князя везут.

Детские нежные губы.

Ясно, покойно лицо.

Серые избы и трубы.

Лучик упал на кольцо.

Стихли, не мучают раны.

Синь в приоткрытых глазах.

Цокот копыта Дианы.

Глаз лошадиный в слезах.

В вечном немом удивленье

Вздернута тонкая бровь.

Долг свой исполнил: в сраженье

Пролита царская кровь.

Встали, как сосенки, братья:

Родину надо спасать.

Холодны горя объятья.

В чёрном застывшая мать.

Родина всем им заплатит,

Смертное сея жнивье.

Будут растерзаны братья:

Брошены в шахту живьём.

Будут убиты родные.

Злобой смущая толпу,

Серые, дико хмельные,

Выбросят гроб на тропу.

Будут над телом глумиться,

Хвастаясь силой и злом.

Птицы устанут кружиться

Над омертвелым селом.

Вечером женщины в чёрном

Зная, как скор злобы суд,

Богу вверяясь покорно,

Князя к могиле снесут.

Годы пройдут, всё сметая.

Сгинут вандалы во мгле.

Память о прошлом святая

Правдой взойдёт на земле.

Нет ни надгробья, ни метки.

Домик, забор, огород.

Яблони клонятся ветки.

Дальний подъехал народ.

Время расставило точки,

Хоть и неспешно идет.

Женщина в синем платочке

Князю букетик кладет.

Колесникова Татьяна,

Московская область, Волоколамский район,

с. Осташёво
«Иван, не помнящий родства» –

Все фразу эту знают,

И на других не на себя

Частенько примеряют.

Мой добрый слушатель, а ты

Правдивый дай ответ,

Всех помнишь ты своих родных,

Кем был твой прадед, дед.

Возможно, именно они

Отдали жизнь в бою,

Сражаясь на фронтах войны

За Родину свою.

Быть может, и не знаешь ты,

Что пра-пра-прадед твой

Был награждён за героизм

На Первой мировой.

Что бился смело со врагом

Родной твой человек…

И был соратником его

Наш светлый князь Олег.

И дружно все к плечу плечо,

В сердцах огнём горя,

За Родину в атаку шли,

За веру, за Царя.

В минуту, когда князь Олег

Свой подвиг совершил,

Быт может именно твой дед

С ним в это время был…

Историю своей семьи

Попробуй воссоздать,

Узнай, прими, гордись и впредь

Не смей ты забывать.

Трегубов Леонид,

соавтор Трегубова Екатерина,

г. Москва

Посвящения на тему

Князь светлейший Сродник царский – На портретах вид «гусарский»:

В шпорах, в кудрях эполет,

Божией милостью поэт.

Комильфо. Большой эстет.

Музыкант. Военачальник.

Переводчик. Драматург.

Императорский наставник

Академии наук.

Мореман: в младые лета

На военных кораблях:

На фрегатах и корветах

Хаживал по белу свету

И участвовал… в боях…

В настоящих, не потешных:

Там, где огнь, и кровь и мрак,

Там, где юнгам августейшим

Не годилось быть никак!..

Где лихим матросам впору!

При Дунайских берегах«Нюхал» ты свой первый порох,

Побеждая смертный страх.

Мальчик умный, мальчик добрый

Ты, поди что, не забыл,

Чем потом Святой Георгий

Твой мундир благословил!..

Как потом боями тёртый,

Тяжелея от наград,

Помнил ты свой первый орден,

Как и первый свой парад!

Бывало на Аничковом дворе,

Где шли фамильные обеды,

На многоценном серебре

Велись неспешные беседы. …Балы и рауты.

Монокли. Аксельбанты.

Шталмейстеры

И флигель-адъютанты,

Сенаторы и статс-секретари,

Статс-дамы, фрейлины

И даже… короли.

И прочие державные особы:Не просто «господа»,

Но самой высшей пробы!

И в русском вестнике И в «Вестнике Европы»

Печатались стихи сановного певца,

К неудовольствию сановного ж отца,Считавшего «стишки» совсем не царским делом! … Хоть сына уважал всегда во всём и в целом!

Князь в поэтическом венце

Как стяг на мачте корабельном:

Будь он хоть в Мраморном дворце,

Хоть в летнем Павловске,иль в Стрельне,

Хоть в глубине людских сердец,

Иль в Осташёве, наконец…
Осташёво: «куда выезжали летами.

Бело-розовый храм на большой крутизне

Луг зелёный с двумя голубыми прудами,

Островки… /Как писал ты потомкам/Заросшие сплошь тополями!…» «…А вдалеке на берегу наш дом

С колоннами, с классическим фронтономС широкой лестницей…»

И вязь элегии текла своим чредом

С луной задумчивой и колокольным звоном…И далее, как всем знакомо нам, – «Сыновняя любовь к отеческим гробам»…

Что ж писал ты в эти лета

Ученик великий Фета

Лирик тонкий и эстет

Элегический поэт?!
Ты сказал, что «тоньше» Фета

Нет и не было поэта,Он во всей честной Руси –

Мэтр! Христос его спаси!

Но что нам Фет?! Не музы ж правят миром

И даже не элитные войска

Преображенского лейб-гвардии полка,

В котором честь имел быть лучшим командиром,Являющий собой и доблесть, и пример –

Блистательный поэт, Великий князь К.Р.

Архипова Ирина,

г. Москва

150 лет со дня рождения

святой преподобномученицы Елисаветы
Дармштадт, там замок вековой,
В тебя вдохнул любви дыханье,
Хранит как верный постовой
Твой детский смех, твой взор простой,
Тая в себе воспоминанье
Твоей небесной красоты,
Смиренья, мудрости; и к Богу
Ты, устремив свои мечты,
Пошла неведомой дорогой.
Мама, которая дала
Вам сострадать больным так рано…
Без эгоизма и обмана,
Познать, что в жизни без тепла
Нет жизни вечной.
И ты тогда, осиротев,
Душой смогла понять убогих,
Приняв безропотно свой крест,
И став защитницей для многих.
Шагнув, оставив навсегда
Балы, дворцы и роскошь света.
И мог ли тот понять тебя,
Взорвав на площади карету?
Что жизнь? Где смерть?
В последний путь.
Там впереди твоя Голгофа,
И взрывы, стоны, не вздохнуть,
А вспять никак не повернуть.
И на приступочке из штуфа, Сойдя во ад с той высоты,
Сестрою милосердной ты.
Стремилась облегчить страданья,
Порвав одежду на бинты.
Песнь Херувимской на прощанье
Лилась как реквием в ночи –
Последней в этом бренном мире.
И Ангелы сюда спешили.
И встретив первые лучи,
Здесь в алапаевской могиле
Ты Богу душу отдала.
На небо лествица вела…

В одеждах белых, словно дети…
Ты всех за руку повела
Из шахты этой на рассвете.
Дармштадт, тот замок вековой,
К твоим ногам свои богатства…
За то, что вечность обрела,
Достигнув горниего Царства.

Аникеева Юлия,

Свердловская область,

г. Алапаевск

Впечатление в стихах

о коронации Николая II

по страницам дневника К.Р.

Вторник 14 мая. Москва. Вечер после Коронации

Как будто снился мне волшебный сон,

И я теперь проснулся и не верю,

Что было это счастье наяву,

Всё виденное словом трудно мерить.

Гремел салют и колокол гремел,

О дне сем ласточки пронзительно вещали.

И солнце разливалось над Москвой,

Все Коронации с особым чувством ждали.

Войска построились, народ гурьбой пошёл,

В порфире впереди Императрица.(Бог лучших выбирает на престол),

Кругом взволнованные преданные лица.
Под крики громкие, народное «Ура!»,

Взошла на красное крыльцо Императрица.

В собор, где в окружении княжон,

Престол украшен для царя с царицей.Вновь возвещали криками «Ура!»,

О скором приближении высочеств.

Встречал с кадилом и краплением воды,

Духовный сан в торжественном обличьи.

Несли державу гордо, напоказ,

И скипетр блестел на солнце златом.

Корону, как положено в веках,

Династией хранилась строго, свято.

В величественном облике царя,

Сосредоточие молитвы вознесённой.

О, как светился лик его родной,

К иконам всей душою устремлённый.

Царица молится и кротости полна,

Царь прочитал, волнуясь, Символ веры.

И неземная воцарилась тишина…

Ведь русский дух не знает счастья меры.

Торжественно одев порфиру,

Царь возложил корону на себя.

Взял скипетр, потом державу,

И как один дышала вся Москва.

В короне опустившись на колени,

Молитвы Господу наш государь читал.

Неописуемое каждый впечатленье,

С величием России ощущал!

В тот день сыны Руси и даже гости,

На торжество приехавшие к нам,

По православному вставали на колени,

И вновь гудел под колоколом храм!!!

И я глубоким чувством потрясённый,

Не мог налюбоваться на царя.

Преображенском нам родном мундире,

Он шёл в алтарь за царские врата.

Переполняло души всё восторгом,

В соединеньи веры с красотой.

И радостное зрелище и пенье,

С царём делили радость всей страной!

P.S.

Когда-нибудь быть может очень скоро, Вновь коронацию увидим к счастью мы.

И будет царь нам точно также дорог,

И будут преданно ценить его сыны.

Царя святого просим Николая,

Чтоб грешных нас молитвою берёг.

И вновь и вновь, дневник К.Р. читая,

Учусь любить и бога и народ.

Посвящается К.Р.

Среди стихов К.Р. есть просто откровение,

Из той далёкой жизни зовущее к себе.

Страницы за страницей, как море впечатлений,

И каждое незримо оставит след в душе.

Есть строки задевают порою за живое,

Чувствительно та боль, что пережил поэт.

Невольно эти строки, ты повторяешь снова,

Как будто вместе пережили тревоги давних лет.

Пускай сейчас другое время и сознанье,

Стихи порой, как воздух желанны для души.

И ими не надышишься, их много не бывает,

Какая мощь и сила любви и чистоты.

Да, кто бы мог подумать, что вместо валерьянки,

Что вместо друга верного, когда тоска невмочь.

Настольный синий томик, спасающий дыханье,

Как бездну утешенья я открываю вновь.

А кто вдруг заподозрит, что я перегибаю,

Что слишком много слов, эмоций и похвал.

Тот просто, к сожалению, большому сожалению,

Стихи поэта светлого, пока что не читал.

В них вера неземная, и преданность России,

В них сказочна природа, в них так любим кадет.

От пережитых строк душа вдруг восклицает,

Спасибо Вам К.Р. за этот вечный свет!

По строкам из дневника К.Р.

Юбилей Преображенского полка.

Букет алых роз с красной лентою бархатной,

Там, где золотом выбито 25 лет.

Мы вручали царице со словами признанья,

За заботы сердечные наш душевный ответ.

Полюбили её командира невесту,

А теперь она мать всех российских детей.

И склонился сей день весь наш полк в знак почтенья,

Пред царём и царицей в славный тот юбилей.

Заливало парад светом жгучего солнца,

Как Италии небо неземной синевы.

Развивались знамёна и блестели повсюду,

Шашки с выбитым маршем, наградные кресты.

Государь наш подъехал и немедля командовал, После марша и гимна разразилось «Ура!»

Обойдя батальоны поднял знак, махнув шашкою,

Воцарилась мгновенно на плацу тишина.

Обомлели от радости с той поры, что он царствовал,

На параде подобных, полк его не видал.

Вновь скомандовал громко, и исполненный гордостью,

Обнаживши оружие царь приблизился к нам.

Перед завтраком званым подарили икону,

Для царя изготовил в юбилей Фаберже.

 

П Р О З А

Дыленок Ксения,

учащаяся МОУ «Осташёвская СОШ»,

Московская область, Волоколамский район,

с. Осташёво

Слово о русском солдате

(эссе)

Великий князь Константин Константинович Романов, поэт К.Р., написал множество произведений. Есть среди них стихотворение с довольно необычным названием-датой: «12 октября 1886 года». Что это за дата? С каким историческим событием она связана?

Во время русско-турецкой войны 12 октября 1877 года состоялось сражение под Горном Дубняком. Эта крепость прикрывала подступы к Плевне. Русский отряд под командованием генерала И.В. Гурко получил приказ взять штурмом крепость. Среди воинов генерала были и измайловцы, которым посвящено стихотворение. Штурм был кровопролитным: погибло три с половиной тысячи русских гвардейцев, но крепость была взята.

Сам Константин Романов не был под Горным Дубняком, но в русско-турецкой войне принимал участие. 3 октября 1877 года под Силистрией он совершил свой подвиг: лично сбросил брандер против вооружённого турецкого парохода у острова Гоппо на Дунае. Сам герой, он ценит и уважает подвиги других русских воинов, поэтому даже 9 лет спустя помнит о героизме русских солдат. В Измайловском полку он прослужил 7 лет. Полк стал настоящей семьёй. Он хорошо знал героическую историю полка и гордился ею. Знаменитому сражению под Горным Дубняком он посвятил несколько стихотворений.

В Измайловском полку К.К. Романов основал литературно-художественный кружок «Измайловский досуг». На заседаниях кружка офицеры читали произведения не только известных авторов, но и собственного сочинения. На одном из Измайловских досугах прозвучало и стихотворение К.Р. «12 октября 1886 года».

Стихотворение небольшое по объёму: всего четыре четверостишия Написано оно «во славу нашего полка». Слово «нашего» говорит о неразрывной связи поэта с этой полковой семьёй, собравшихся отметить годовщину подвига товарищей-сослуживцев.

Важным поэтическим образом является братина. Она подчёркивает единство измайловцев, крепость их дружеских, братских связей. Среди друзей и братьев и сам поэт. На празднике звучат тосты. О чём же говорят и вспоминают собравшиеся? Вот тост за Русскую Державу, которую измайловцы защищали и готовы защищать. Второй тост – за здравие Государя, ему верою и правдою служат гвардейцы. Третий тост – за сражавшихся под горным Дубняком. Это тост поминание и воспоминание о живых и мёртвых русских героях.

В стихотворении нет «поэтических красивостей», оно подобно гимну или торжественной оде. Оно всё пропитано патриотизмом, гордостью поэта за русскую армию, несгибаемого русского солдата-героя. И поэтому в конце стихотворения звучит тост поэта – страстное слово о солдате, пожелание побед, обращение к молодым солдатам брать пример с тех, кто сражался девять лет назад под Горным Дубняком.

Меня это стихотворение привлекло своим необычным названием. Захотелось узнать, что скрывается за числом, месяцем и годом, вынесенном К.Р. в заголовок стихотворения. Я не пожалела об этом, так как многое узнала о событиях русско-турецкой войны, о подвигах русских людей. Прочитала я и стихотворение, посвящённое восьмой годовщине победы воинов-измайловцев под горным Дубняком. Я согласна с поэтом, назвавшим их «витязями», то есть русскими богатырями, а их подвиг – «святым». Воины шли в бой не ради своей выгоды, а «за Веру, Царя и Отечество». Я очень надеюсь, что «доблестям русских гвардейских полков» будет и впредь дивиться «всё человечество».

Власова Анастасия,

учащаяся МОУ «Осташёвская СОШ»,

Московская область, Волоколамский район,

с. Осташёво

По стихотворению К.Р. «На площади Святого Марка…»

(эссе)

Италия. Венеция. Этот город на воде связан с жизнью великого князя Константина Константиновича, поэта К. Р. Впервые он побывал в Венеции в юном возрасте, когда длительное время находился по службе в плавании на фрегате «Светлана». Ему очень понравился этот старинный город. Позже Константин Константинович приезжал в Италию для лечения. Он часто болел воспалением лёгких.

Весной 1885 года опять начались проблемы со здоровьем, и великий князь уезжает в Венецию, где 19 апреля пишет стихотворение о городе «На площади Святого Марка…»

Оказавшись в красивейшем городе мира, можно отдохнуть душой, наслаждаясь архитектурным великолепием площадей, соборов, каналов. Константин Константинович восхищён красотой этого города, рисует её. В поэтических строчках я нашла отражение души поэта, его любовь к родине, тоску по ней.

Мне, незнакомой с этим прекрасным городом и его достопримечательностями, захотелось узнать, кто такой Святой Марк? И почему в честь него возвели собор?

Святой Марк – апостол, с проповедью путешествовал по некоторым арабским и африканским странам, укреплял веру народа в Христа, противодействуя язычникам. Язычники напали на него во время богослужения, избили и бросили в темницу. Наутро они варварски поволокли его в судилище, но по дороге апостол Марк скончался со словами: «В руце Твои, Господи, передаю дух мой». Было это 25 апреля 68 года (по другой версии – 63 года).

Для размещения мощей апостола Марка был построен собор 31 января 829 года. Мощи привезены из Александрии в Венецию купцами Буоно и Рустико.

Святой Марк считается покровителем египетских христиан, города Венеции и острова Райхенау (Германия), на котором хранится часть мощей апостола.

Великий князь Константин Константинович увидел площадь Святого Марка во всех красках заходящего солнца и надвигающейся ночи. Его взор падает на бесчисленное количество голубей, узорчатых арок и колонн. День для него был тревожным, суетливым. Близится ночь. И тут Константин Константинович услышал колокола благовест «унылый», сзывающий к вечерней службе христиан. Он направился к старинному собору, чтобы помолиться и забыть мирскую суету.

Но почему Константин Романов считает, что благовест «унылый»? Благовест – это Благая весть, как же она может быть «унылой»? Мне кажется, что Константин Константинович так считает потому, что он слышит его не на родине. Подтверждение этому я нашла в стихотворении «Колокола»:

Несётся благовест… Как грустно и уныло

На стороне чужой звучат колокола…

И вот уже путник переступил порог. Что предстало его взору? Он увидел теплящиеся лампады, дымящиеся кадила. Казалось, что в соборе присутствовал сам Бог. Великий князь начал молиться. Торжественно звучал орган, в его звуках услышал Константин Романов слёзы, стенанья, «скорбь за утраченные небеса», «райских песен голоса» и «неземные воздыханья». Возможно, мелодия органа напомнила Константину Константиновичу о жизни Адама и Евы, как они, вкусив запретный плод, понесли за это наказание, Бог изгнал их из рая.

В соборе Константин Романов увидел необычное убранство: мраморные столбы, плиты стен, украшенные златом греческих мозаик. В соборе иконы мозаичные. Загадочное слово «мусия» означает мозайку из цветных стёклошек. А в России в храмах фрески (фреска – живопись по сырой штукатурке), может быть, поэтому лики угодников святых показались Константину Константиновичу строгими. Всё это было чужое для князя, и он, глубоко вздохнув, начал думать «о родных иконах», о весне, душистой черёмухе, пышной сирени, соловьиных песнях, о том, по чему так плачет душа. Воспоминания о крае родном вернули прежнюю тоску на сердце поэта. И он задумывается о возращении домой.

Стихотворение делится на две смысловые части, поэтому и стихотворный ритм у него разный. В первой части автор повествует нам о Венеции, о площади Святого Марка, о соборе и его убранстве. Вторая часть – о любви к родным местам, родной вере. Стихотворение дало мне информацию о некоторых отличиях католической церкви от православной.

В православных соборах, храмах, церквях нет мозаичных икон. У нас не используются музыкальные инструменты, только хор. Он поёт молитвы. Это лишь немногие отличия церквей друг от друга (Я сравнивала только то, что было описано в стихотворении).

Ещё мне захотелось узнать историю собора.

Собор, увиденный Константином Константиновичем и дошедший до нашего времени, менялся в вековой истории. Первое здание собора Святого Марка не сохранилось. Считается, что собор был построен в форме латинской базилики, где купол, установленный в центральной части собора, находился над местом захоронения мощей апостола Марка. Во время дворцового переворота в 976 году собор был сильно повреждён пожаром. Огонь охватил всю площадь. Множество архитектурных сооружений пострадало. После этого здание собора долго реставрировалось и практически потеряло свой первоначальный вид.

А что ещё мог увидеть великий князь в Венеции? Галерею Академии художеств. Именно там можно увидеть самую большую коллекцию живописи венецианских художников 13-18 веков. Само здание музея также представляет историческую и культурную ценность. Эта галерея считается одной из лучших в Европе. Готическую архитектуру Дворца дождей. Разве мог Константин Константинович пройти мимо этого архитектурного шедевра?

Стихотворение «На площади святого Марка» вошло в сборник «Стихотворения К.Р.», в цикл «На чужбине». Книга вышла тиражам в тысячу экземпляров 26 июля 1886 года. Объём – 228 страниц. В продажу сборник не поступил, Константин Константинович выкупил всё издание и подарил родным, друзьям, знакомым, чьё мнение ему было интересно. Это стихотворение вызвало у меня только положительные чувства. Мне понравилось, как Константин Романов описывает Венецию. Я никогда там не была, но, прочитав это стихотворение, легко сумела представить площадь, собор и его внутреннее убранство. Словно сама побывала там. Интересно читать о чувствах Константина Константиновича к родине. Они были такими искренними, что я сразу почувствовала его настоящий патриотизм и любовь к отечеству. Потрясают строчки о вздохе русского человека «в котором находит выход «тоска по родине». Эта тоска по родине гложет сердце, становится «недугом тягостным».Душой он стремится в свой отчий дом, но понимает, что ещё долго его не увидит. И всё же надежда на скорое возращение живёт в душе.

Константин Романов – выдающаяся личность: талантливый поэт, художник, военачальник, переводчик, учёный. Трудно поверить, что столько талантов сочеталось в одном человеке. И можно только гордиться, что этот человек жил в моём родном селе и даже увековечил его в поэтических строчках в элегии «Осташёво».

Тишакова Нина,

руководитель кружков МУК

«Осташёвский ЦТиД «Солнышко», краевед,

Московская область, Волоколамский район,

с. Осташёво

«Как часто празднует Лицей …» (А.С. Пушкин)

30 сентября 1914 года в лицейской церкви служили панихиду по скончавшемуся от раны Его Высочеству князю Олегу Константиновичу. А в Лицее появилась серебряная медаль в память князя Олега, учреждённая на средства его матери – великой княгини Елизаветы Маврикиевны. Медаль предназначалась для ежегодного вручения воспитанникам за лучшее сочинение по отечественной литературе.

На медали – изображение князя в лицейском мундире, даты его жизни: 1892-1914. Под портретом надпись: «Светлой памяти лицеиста Олега Константиновича». На обороте лицейский девиз, герб и слова «Жизнь не удовольствие, не развлечение, а крест. Олег».

***

7 января 1912 года. Петербург. На Каменноостровском проспекте вдоль решётки с чугунными вызолоченными пиками оживлённое движение. К воротам украшенной флагами усадьбы спешат люди. Императорский Александровский (бывший Царскосельский) Лицей празднует 100-летний юбилей.

Съезжаются на юбилейное собрание бывшие воспитанники и гости, а нынешние лицеисты с волнением ждут в своих классах приезда Государя. Среди них и князь императорской крови Олег Романов, воспитанник 69 курса. Он счастлив: мечта об учёбе в Лицее сбылась.

Интерес к Лицею возник у Олега под влиянием Пушкина. В 12-ти летнем возрасте, прочитав книгу Авенариуса «Юношеские годы Пушкина», он буквально влюбился в поэта. Много раз перечитывал Олег эту книгу, воображая себя лицеистом. Ему казалось, что он находится рядом с Пушкиным, среди его товарищей по Лицею.

Безграничную радость испытал князь, когда 18 мая 1910 года узнал о своём зачислении в Лицей с правом ношения лицейского мундира. Первым из членов императорского дома!

Он хорошо помнит, как надел лицейский мундир, с какой гордостью всматривался в герб Лицея, где рядом с совой, символом науки и мудрости, изображена лира, зовущая к литературному творчеству. А он ведь уже пробует свои силы и в прозе, и в поэзии.

И пусть Лицей находится не в Царском Селе, но в нём всё пронизано именем его любимого Пушкина. Пушкинская библиотека. Первый в России Пушкинский музей. Пушкинское литературное общество, почётным членом которого является и его отец – поэт К.Р. Пушкинская медаль лицеисту за научные и литературные успехи. И не знает Олег, что этой медали будет удостоено его выпускное сочинение и он будет гордиться ею как самой высокой наградой.

А лицейское братство, верность лицейской дружбе? Разве это не пушкинское, не из его первого выпуска? «Друзья мои, прекрасен наш союз! Он, как душа, неразделим и вечен…» Особенно ясно это ощущаешь в музее «Лицеана», где собраны лучшие сочинения всех бывших лицеистов, статьи о выпускниках, их биографии и мемуары, программы и фотографии курсов, памятные книги, жетоны, медали и личные вещи воспитанников. А выбитые на мраморных досках фамилии лицеистов, прославивших Лицей и Россию, незримыми нитями вот уже сто лет связывают все курсы в единую лицейскую семью, живущую под девизом «Для общей пользы».

Силу дружеских связей подтверждает и созданная выпускниками Товарищеская касса бывших воспитанников Александровского Лицея. Лицеист и его семья всегда могут рассчитывать на поддержку в трудную минуту.

Ну как тут не гордиться званием лицеиста?!

Олег с волнением смотрит на дверь класса, из которой должен показаться император Николай II. В его руках подарок для крёстного.

Над тем, каким будет его личный подарок к юбилею родного Лицея, князь Олег думал долго. Что подарить? Вот, например, знаменитый художник Репин нарисовал сцену переводного лицейского экзамена, на котором Пушкин в присутствии Державина читал свои «Воспоминания в Царском Селе». Пушкинское общество помогло художнику воссоздать обстановку, отец Олега Константин Константинович предоставил портрет Державина в сенаторском мундире кисти Боровиковского, группа лицеистов участвовала в инсценировке экзамена, среди них и правнук Пушкина – воспитанник 68 курса Павел Кондырев.

А что может сделать для Лицея Олег? После многих сомнений и колебаний он взялся за издательскую работу. И вот сейчас в его руках один из множества экземпляров факсимильного издания рукописей Пушкина, собранных в лицейском Пушкинском музее и подаренных ему из частных коллекций. Пока это только первый выпуск, в него вошли автографы стихотворений поэта. Как тщательно следил Олег за точностью воспроизведения всех особенностей оригиналов, не раз требовал переделки. И теперь он очень рад своему редакторскому успеху и надеется, что издание, как и картина Репина, займёт достойное место в сокровищнице Лицея – Пушкинском музее.

Несколько дней шли юбилейные лицейские торжества, а затем воспитанники вновь включились в привычный для них ритм учёбы. И неважно, какие должности они займут после окончания Лицея. Как сказал историк Д.Ф. Кобеко, «прежде чем быть сановником, литератором или учёным, нужно быть человеком».

69-й курс покинул стены Лицея в феврале 1913 года. Олег закончил учёбу с Серебряной медалью.

Через полтора года грянула война. И лицеисты, верные своему девизу «Для общей пользы», отправились на фронт исполнять свой долг.

Сеит-Османова Ленора,

Республика Крым,

г. Симферополь

Вопросы и ответы, навеянные К.Р.

(эссе)

Полночь.

Дубовые напольные часы мягко объявляют о начале нового дня.

За окном колючий снег с дождём, окаймленный бордовой парчой.

Перед окном тяжёлое плюшевое кресло, бархатный торшер с бахромой…

В кресле я, с книгой в руках…

«Блаженны мы, когда идём

Отважно, твёрдою стопою

С неунывающей душою

Тернистым жизненным путём…» К.Р.

Какие верные, мудрые строки…

В моменты тихого разговора со своей душой мы уверены – это Истинная правда. Разве может быть иначе? А в круговерти бытия? Идя тернистым путём, преодолевая извечные преграды, счастливы ли этим? Всегда ли «…лукавые сомненья не подрывают веры в нас»? В наш век, когда во главу угла ставятся ценности, принадлежащие материальному миру, блажен ли тот, кто не унывая, не ропща, заботится о чистоте души? Возможно ли найти в этом истинное счастье? Разве не манкие образы: материальные блага, высокое социальное положение, признание общества уверяют человека в не напрасности его существования? Ведь современные реалии бытия таковы, что под успешностью его люди чаще всего подразумевают лишь то, что можно оценить. Мы с упоением созидаем идола мнимого счастья, собственноручно приносим ему каждодневные жертвоприношения, забывая извечные Истины, но не слишком ли много складываем к ногам этого истукана? Легко ли можем отказаться от благ этого вещественного мира дутого? Готовы ли «…восстав, прах отряхая, к вратам неведомого края… бодро вновь идти»?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Бессмертные строки К.Р. будто распахнули дверцу в моей душе и вот уже они, вопросы, бесцеремонно врываются в неё, теснятся, лишают сна…

Далеко за полночь, а я всё пытаюсь найти на них ответы.

Так в чем же заключается счастье человеческого бытия?

Я взяла с журнального столика другую книгу. Открыла её наугад и:

«Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душёю твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Возлюби ближнего своего, как самого себя».

Ближнего, как самого себя… самого себя…

Можно ли возлюбить ближнего, не полюбив себя?

И кого это – себя?

Кто я?

В детстве я часто рассматривала себя в зеркале с мыслью о том, а что я на самом деле? Вот эти волосы и эти руки, глаза – разве это я? Наверное, я – это мои мысли и чувства? Или мои желания и устремления? Или идеалы, к которым меня влечёт? Или все это вместе и есть «я»? Видимо, во мне, как и в каждом из взрослых людей, сидит множество разных «я», которые руководят мною и ведут по жизни.

И все они вращаются вокруг единого ядра.

Мысль моя забилась в такт сердцу… Я, практически, нащупала, поняла…

Встаю с кресла, подхожу к окну. Надо же, на часах уже больше трех, а в окнах напротив горит свет. Где-то там живут, дышат, любят и ненавидят люди…

Как возлюбить их?

И вдруг…

Я отчетливо увидела то, что нас объединяет. Несмотря на то, что все мы разные, мы невероятно схожи! В каждом из нас есть основа, вокруг которой вращаются все самые высоконравственные добродетели и самые низкие человеческие пороки. То самое ядро, которое, вопреки меркантильным законам современного общества, помогает делать выбор в пользу света, а не тьмы.

И ядро это – Бог! Его извечная бесконечная Любовь!

И только исполняя первую Заповедь, укрепляя связь с Господом, воспитывая свою душу в Любви и Вере, мы можем познать себя! А познавая и воспитывая все свои «я», «…когда не только дел и слова, но даже мыслей чистоту мы возведём на высоту, все отрешаясь от земного», можем возлюбить себя и ближнего своего как самого себя.

Забрезжил рассвет…

В своих бессонных размышлениях я отыскала ответы на вопросы. Вернее, на один – главный: «в чём заключается счастье человека?»

Жить в Любви к Господу и познавать себя – это счастье!

Найти своё призвание, своё дело и постоянно расти в нём – это счастье!

Растить детей, помогая им постигать законы этого мира, ежедневно наполняя их светом божественной любви, – это счастье!

Дарить миру свет своей души, как это делал К.Р. – счастье!

Каждый человек может быть счастлив в этом мире, осознав условность всех законов, кроме двух основных: «возлюби Господа Бога твоего» и «возлюби ближнего своего как самого себя».

Каждый может быть счастлив,

«Когда к Создателю, как дым

Кадильный, возносясь душою,

Неутомимою борьбою

Себя самих мы победим».

Пришло утро…

В дверцу моей души тихонько вошли первые лучи солнца…

Безграничная вера в лучший исход наполнила моё сердце!

Просмотрено (129)