Публицистика 2014г

Полина Иванова

Руководитель Тишакова Н.А.

Московская область, с. Осташёво

 

Русская Жанна д’Арк

 

Самое распространённое на Руси имя Иван дало фамилию многим русским людям. Ивановы прославились своими боевыми и трудовыми подвигами, научными открытиями и творчеством.

Я тоже Иванова и всегда с особым чувством гордости относилась к своим знаменитым однофамильцам. Занимаясь в Центре творчества и досуга «Солнышко», я увидела книгу о героях Первой мировой войны. Один из её рассказов был посвящён медсестре, носящей такую же, как и у меня, фамилию. Невозможно было не заинтересоваться её судьбой, ведь эта девушка была Георгиевским кавалером.

Георгиевский кавалер. Кто из русских людей не знает, что скрывают эти слова? Воин, награждённый орденом Святого Георгия или знаком его отличия – Георгиевским крестом.

Учреждённый Екатериной II 245 лет назад орден стал самой почётной воинской наградой России и ценился выше любых наградных знаков. Давался этот орден не за знатность и богатство, не за старые заслуги и связи при дворе, а за подвиг, совершённый в сражении. Мужество и героизм всегда ценились русскими людьми, поэтому и пользовались Георгиевские кавалеры особым уважением в обществе.

В центральном круглом медальоне белого эмалевого креста верхом на коне блистал Святой Георгий, поражавший копьём дракона. Этот Святой, называемый в народе Егорием Храбрым, особо почитался на Руси: он всегда был для русских людей олицетворением мужественного воина, способного отстоять свою землю от врагов.

За всю историю существования этим воинским орденом, исключительно «мужским» по духу, были награждены две русские женщины. Кто они?

Одна из них – это императрица Екатерина II, возложившая на себя большой крест I степени и георгиевскую ленту на торжестве по случаю учреждения Георгиевской воинской награды 26 ноября 1769 г.

Второй женщиной, награжденной орденом Святого Георгия, стала простая девушка, дочь чиновника, уроженка города Ставрополя – моя однофамилица Римма Иванова.

Императрица Екатерина II, управляя огромной страной, бесспорно, имела большое мужество, ведя войны с Турцией, Швецией, Польшей, Персией. Она много сделала для создания боеспособной армии и флота. Поэтому и современники, и потомки, высоко ценя её военные деяния, никогда не оспаривали её награждения орденом Святого Георгия.

Но все-таки Екатерина II сама лично в боевых действиях не участвовала, воинов в атаку не водила. А Римма Иванова награждена орденом за воинский подвиг.

Что же совершила «ставропольская дева», которую протоиерей Симеон Никольский сравнил с Орлеанской девой Жанной д’Арк? Кем она была?

Родилась Римма в уважаемой в городе семье казначея Ставропольской духовной консистории, коллежского асессора Михаила Павловича Иванова. Имя девочке дали в честь великомученика Риммы, ученика апостола Андрея Первозванного.

С детства Римма мечтала стать солдатом, что нисколько не удивляло родных: предки Риммы по материнской линии, Данишевские, были выходцами из солдатских детей.

Необычная мечта формировала определённые черты характера: смелость, решительность, мужество. И уже в последний год учёбы в гимназии юная девушка совершила настоящий подвиг: спасла тонущего человека.

После окончания гимназии выпускница отправилась работать народной учительницей в село Петровское Благодарненского уезда Ставропольской губернии, где у земского училища не было даже помещения. Римма взялась за дело с таким энтузиазмом, что Петровское училище стало одним из лучших в губернии.

Первая мировая война перевернула жизнь Риммы. Главное её желание – отправиться на фронт. Но, пожалев родителей, решила записаться на курсы сестёр милосердия. И уже 7 сентября 1914 года была направлена к первому месту службы – в Ставропольский епархиальный госпиталь №2.

Начались госпитальные будни: перевязки, операции, уход за ранеными …Как больно смотреть на мучения раненых! Как трудно скрывать слезы сострадания! И как горько, когда не можешь помочь!

Яркой оценкой работы Риммы в госпитале является сохранившееся до наших дней письмо солдата Носова: «Дорогая сестрица! Не могу подобрать слов, которыми мог бы отблагодарить Вас за Вашу благодетель и ласки во время того, как я лежал у Вас в госпитале. Я не могу, не могу! Всех тех чувств, которые питаю к Вам, описать, Вы для больных как родная сестра. Я надеюсь, каждый больной вечно будет помнить Вас, а в особенности те, которые лежали в Вашей палате. Синев прислал мне письмо с позиции и велел передать Вам тысячу благодарностей. Передавайте почтение всем сестрицам, благодарю всех вас и вечно буду помнить ваши добродетели».

Работая в госпитале, Римма часто вспоминала свою детскую мечту – стать солдатом. Она всё чаще приходила к мысли, что на фронте принесёт больше пользы, чем в госпитале. Несмотря на отчаянное сопротивление родителей 17 января 1915 года Римма Иванова отправилась на фронт добровольцем.

Новой семьёй стал для неё 83-й пехотный Самурский полк, который до войны квартировал в Ставрополе. Римма стала служить на перевязочном пункте, выговорив себе право регулярно бывать на передовой. Вместе с полком Римма участвовала в активных боевых действиях. Обстановка на юго-западном фронте была тяжёлой: самурцы фактически не выходили из боёв.

Кто может дать самую точную и правдивую оценку действиям солдат на войне? Конечно же, товарищи-сослуживцы, командиры, военные журналисты.

Вот что писал о Римме Ивановой в журнале «Разведчик» военный журналист полковник Д.Н. Логофет: «…немного экзальтированная девушка с большими печальными глазами, удивительно нежная, самоотверженная, смелая до безумия».

И далее рассказывает о случае на перегоне Стражок, где подрывавшая мост через реку Вислок команда солдат была атакована неприятелем: «В этот самый момент из вагона выскочила сестра Иванова. Окинув взглядом ещё раз открывшуюся перед ней картину, она остановилась и стала креститься. Лицо её прямо просветлело и было какое-то одухотворённое. Губы что-то тихо шептали, очевидно, слова молитвы, а в глазах была видна такая глубокая вера в помощь Всемогущего, что она невольно поселяла уверенность и в других. С удивительной быстротой бросилась она к мосту и с огромною, откуда-то взявшейся у неё силою, подняла ближайшего раненого и осторожно повела его к поезду. Пример заразителен, и сейчас же другая сестра побежала за ней следом, вместе с двумя нижними чинами. Пули ложились градом на берегу реки, но, несмотря на это, раненые были вынесены и никто из помогавших им не был задет».

После этого боя, отвечая на вопрос, страшно ли ей было, Римма сказала: «Никакого страха у меня не было… Только хотелось скорее помочь…»

«Помочь» – это главное, ключевое слово всей её военной жизни. Об этом и написал в безыскусных, но трогательных стихах, посвящённых Римме, один из офицеров-сослуживцев:

 

Под адский шум и визг носилась смерть над боем,

Ища всё новых жертв; рекой струилась кровь,

Стон, крики и «ура» сливались воем,

И только по полю святая шла Любовь.

Шла женщина без страха и сомненья,

Склоняясь к страждущим, и нежною рукой

Спешила облегчить великие мученья

Иль лаской проводить страдальца на покой…

 

Командование представило Римму к награждению Георгиевскими медалями 4-й и 3-й степеней. По статуту Георгиевская медаль давалась за самоотверженную помощь раненым в бою, за спасение жизни солдат и офицеров под огнём противника. За полгода службы в 83-м пехотном самурском полку Римма Иванова спасла на поле боя около шестисот человек. Вдумайтесь в эту цифру: 600 человек! 600 спасённых!

И дороже наград – слова любви и признательности от тех, которым Римма подарила жизнь.

Перед отъездом Риммы в отпуск офицеры 3-го батальона 83-го пехотного Самурского полка передали ей такое письмо: «Многоуважаемой и многотрудной и неустрашимой героине Римме Михайловне г-же Ивановой. Все гг. офицеры батальона и нижние чины, провожая Вас, многоуважаемая Римма Михайловна, с боевого поприща, т.е. с передовой позиции, где с Вами делились горем и радостью и переносили все тяжести и лишения, и невзгоды боевой жизни, с болью в сердце всех славных самурцев выражаем глубокую душевную благодарность за перенесённые Вами труды для блага дорогой нашей Родины и облегчения нас самих в несчастных случаях. Вы не раз доказывали своей самоотверженностью и неустрашимостью – где лилась кровь наших бойцов, Вы туда являлись, как призрак, и насколько только было возможно облегчали их участь, чем и заслужили внимание и уважение как со стороны гг. офицеров, так и нижних чинов. Командир 3-го батальона прапорщик Сахаров». А команда связи полка поднесла медсестре отдельный благодарственный лист, где говорилось: «Мы скажем прямо, что Вашими неустанными заботами и геройской смелостью многие раненые самурцы спасены от верной смерти …Примите от нас, русских солдат, земной поклон за то, что Вы для нас не щадили своей жизни».

Недолго пробыла дома боевая сестра милосердия. Мирная жизнь Ставрополя стала тяготить девушку, болью отзывались в сердце известия о гибели знакомых офицеров, а мысли всё чаще уносились в родной полк, и желание вернуться туда становилось всё сильнее. Об этом Римма пишет брату Владимиру (военному врачу): «Знаешь, кажется, отдала бы всё, чтобы сейчас хоть на минутку попасть в свой полк: посмотреть, все ли живы из тех, кого оставила здоровыми. Может быть, тебе кажется странным, но полк наш мне стал второй семьёй».

Теплым вечером 15 августа 1915 года на перроне ставропольского вокзала Римма навсегда простилась с родителями. Она возвращалась на фронт. Никакие просьбы, мольбы, доводы родителей не смогли её остановить.

Что же заставило Римму вернуться на фронт, вновь подвергнуть опасности свою жизнь?

Чувство любви и сострадания к солдатам, с которыми воевала бок о бок. Страстное желание помочь им сохранить жизнь. Чувство ответственности за происходящее. Совесть не позволяет Римме оставаться в стороне.

Конечно, Римма хотела вернуться назад в родной полк, находившийся в это время в Белоруссии. По пути она решила заехать в расположение 105-го Оренбургского полка, чтобы навестить служившего в нем врачом брата Владимира. Тот сделал всё, чтобы Римма осталась с ним. Девушка поставила условие – только передняя линия. Так Римма Иванова стала фельдшером 10-й роты полка.

9 сентября 1915 года в районе деревни Мокрая Дуброва Пинского уезда Минской губернии 10-я рота, поднявшаяся в контратаку, нарвалась на засаду. Пулемётные очереди скосили шедших впереди офицеров. Солдаты дрогнули. И тогда командование ротой взяла на себя Римма. Воодушевлённые солдаты с громовым «ура» бросились в атаку за своей любимой медсестрой.

Атака удалась, но Римма была смертельно ранена. Её последние слова: «Господи, спаси Россию».

Потрясённые гибелью своей любимицы, офицеры и солдаты полка приняли решение просить Георгиевскую думу Западного фронта о награждении Риммы орденом Святого Георгия 4-й степени. Просьбу поддержало и командование дивизии.

Вопреки Статуту император Николай II утвердил указ о посмертном награждении Риммы Ивановой орденом Святого Георгия.

Вряд ли мы узнаем, почему Николай II так поступил. Видимо, он был восхищён смелостью девушки, да и о работе медсестры знал не понаслышке: император часто бывал в госпиталях, навещал раненых. Две его дочери, Ольга и Татьяна, как и Римма, окончили курсы сестёр милосердия и работали в лазаретах.

Похоронили Римму в родном Ставрополе. В надгробной речи протоиерей Симеон Никольский сказал: «Город наш, город Ставрополь! Какой славы сподобился ты! Франция имела свою Орлеанскую деву Жанну д’Арк. Россия имеет Ставропольскую деву – Римму Иванову. И её имя отныне будет навечно жить в царствах мира».

Земляки Риммы многое сделали для увековечения её памяти: на здании гимназии, где она училась, установили мемориальную доску с биографией и описанием подвига знаменитой выпускницы; земскому училищу, в котором она преподавала, было присвоено имя Риммы; в Ставропольской фельдшерско-акушерской школе и Ольгинской гимназии учреждена стипендия имени Риммы Ивановой; протоиерей Симеон Никольский издал брошюру «Памяти героини долга Риммы Михайловны Ивановой».

16 июня 1916 года имя Ставропольской девы было увековечено на памятнике героям Великой войны в городе Вязьме. Казалось бы, что имя девушки-героини навечно останется в людской памяти символом мужества, стойкости, милосердия. Но время и люди порою бывают очень безжалостными.

Октябрьские события 1917 года изменили мир и людей, заставили забыть Великую войну и её героев. Был отменён орден Святого Георгия, а вместе с ним вычеркнули из памяти и Георгиевских кавалеров. Даже надгробная плита на могиле Риммы Ивановой была уничтожена. Какое кощунство, какая жестокость!

Но разве можно зачеркнуть подвиг? Через 100 лет забвения вернулось к нам имя героической медсестры рассказами о её жизни в книгах и журналах. Вернулась память о Римме Ивановой и в Ставрополь: на здании гимназии вновь открыли мемориальную доску, в музее появилась экспозиция о знаменитой землячке, названа именем Риммы улица в новом микрорайоне, восстановлено надгробие. И очень хотелось бы, чтобы поставили в городе памятник Римме, задуманный ещё 100 лет назад. Она этого достойна! Ведь до сих пор Римма Михайловна Иванова является единственной женщиной, удостоенной ордена Святого Георгия за боевой подвиг.

И теперь я буду ещё больше гордиться своей фамилией, ведь её носила такая замечательная девушка!

 

Литература:

1. Бондаренко В.В. Герои Первой мировой / Вячеслав Бондаренко. – М. : Молодая гвардия, 2013. – (Жизнь замечательных людей).

2. Конюкова М. Милосердие под огнем // Загадки истории. – 2014. – №11.

3. Шишов А.В. Георгиевская слава России. – М. : Вече, 2008. – 448с. : ил.

Приложение

11121314

Просмотрено (1194)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *